Захаров Глеб, 7-В класс, гимназия № 652. Рук.: Панина Т.А.

ZaharovG_2013

Через Прекрасное мы учимся любить


Прекрасное окружает нас. Это и бессмертные произведения искусства, хранящиеся в мировых музеях: Эрмитаж, Прадо, Лувр, Старая Пинакотека, музей Орсе, и музыка великих композиторов: Чайковский, Моцарт, Шопен, литературные труды от многотомных фолиантов до колких стихов Ростана. Но это ещё и разведённые над Невой мосты (“мосты повисли над водами”), и синее небо, и жужжание мохнатого шмеля в сладком клевере в ясный, солнечный день (“Полёт шмеля” Римский-Корсаков). Всё зависит лишь от того, насколько ты готов видеть. Но только по-честному. Нельзя обманывать себя и говорить: «Да, это круто», только потому, что так говорят многие. Но также нельзя проходить мимо признанных шедевров и утверждать, что это ерунда, только потому, что сам не смог разглядеть, почувствовать, открыть их.

У меня был такой случай с картиной «Мадонна с младенцем» Леонардо да Винчи. Од-нажды мама подвела меня к картине и сказала: «Смотри, возможно, ты не увидишь её сейчас, но она откроется тебе потом. Она прекрасна». Я много раз проходил анфиладами Эрмитажа, и путь к моим любимым скульптурам неизменно лежал через зал с двумя работами Леонардо. Я замечал, как много народа, в том числе и иностранцев, толпятся у этих картин. Сам же я видел в них не более чем красивые в искусно выполненных рамах картинки.

Но это не значит, что я не видел других удивительных вещей, окружавших меня. Занимаясь в школе искусств имени Свиридова с преподавателями, увлечёнными своим делом, я слушал музыкальные произведения признанных великих композиторов, и порой простота и гармония приводили меня в восторг. Каким удивительным образом человек может создать такое, что движет им? Из какой энергии рождается этот вихрь звуков, подчинённый единому выверенному замыслу творца. Меня ставила в тупик своей гениальной смелостью тема русской народной песни «Bо поле берёзка стояла», встроенная в величественную симфоническую музыку. Я говорю сейчас о 4 симфонии фа-минор Чайковского. А как прекрасен один из фрагментов музыкальных иллюстраций к повести Пушкина «Метель» моего любимого русского композитора Георгия Свиридова «Военный марш». Мы играли это произведение нашим школьным оркестром. Поначалу казалось, что это невозможно, слишком сложно для нас. Мы много слушали, разбирали, учили, и, что удивительно, прекрасными были каждая партитура в отдельности, и всё то время, что мы провели вместе, в упорном труде, а уж как зазвучал наш школьный оркестр, подхваченный гениальной музыкой. Казалось, что время остановилось, и мы существуем в каком-то энергетическом прорыве, сгустке некой энергии, рождающей чудо.

Этот опыт вёл меня дальше. Я стал видеть, слышать и чувствовать прекрасное всё чаще. Сокровища мировой культуры уже не казались мне просто красивыми идолами. Я стал понимать, какой пласт внутренней культуры, образования, нравственности и знания лежит за короткими, иногда очень простыми стихотворными строками, тактами музыки, мазками кисти, несущими неведомый свет. Я стал более серьёзно относиться к произведениям искусства, изучать историю их создания, условия, в которых жил и творил автор. Я пытался понять, что способствовало возникновению прекрасных творений, которые создал человек, в общем – то такой же человек из плоти крови, как и я.

Каждая встреча с прекрасным изменяла меня. Я стал ощущать, что несмотря на разные жанры, есть что-то общее в этих произведениях, какая-то единая энергия что ли. Я неосознанно понимал, что все эти произведения объединены какой-то общей целью, но имя её ускользало от меня. Ускользала от меня и моя старая знакомая – картина «Мадонна с младенцем». Хотя она уже казалась мне красивой и даже нравилась, но никакого волнения не было.

Однажды мне посчастливилось путешествовать по Италии – родине Леонардо Да Винчи. Не буду оригинальным, я был поражен. Перед поездкой я, конечно же, много прочитал об этой стране (так требует мой отец). И вот я увидёл напоённую солнцем землю, поражающую воображение архитектуру городов, картины Рафаэля, Боттичелли, Тинторетто, Перуджино. Меня поразил размах мысли и возможностей человека. Здесь всё было словно пропитано той энергией, которая приводила меня в восторг. Энергией, которая всегда сопровождает встречу с прекрасным. И мне показалось, я понял, – имя её – Любовь. Я ощутил любовь солнца к земле, ростка проросшего семени – к солнцу, человека – к природе, к труду, к жизни. По дороге домой я был воодушевлён, я знал, что постиг секрет великих мастеров. Но одна мысль не давала покоя. Откроется ли мне «Мадонна с младенцем». Я шёл знакомыми залами Эрмитажа, не поднимая головы, с заметным волнением. Я был готов к встрече с ней. И она вдруг взглянула на меня глазами молодой женщины сквозь пространства веков. Я увидел знакомый свет итальянского солнца и ощутил дыхание вечности, и почувствовал движение руки Леонардо, с любовью делающей последний взмах кисти по полотну.

Конечно, Любовь! Вот чему служит Прекрасное. Вот та движущая сила, которая ведет творца, и та энергия, которая исходит от прекрасных произведений, пронесенная ими через столетия. Любовь, еще не осознанная и не прочувствованная мной во всех ее проявлениях. Любовь, которая так щедро льется на нас с каждым тактом захватывающей музыки, с лунным светом картин Куинджи, с прикосновением слова к нашим губам. Любовь, которую нельзя потерять, а нужно растить и укреплять в себе. И научившись любить, возможно, и мне удастся создать прекрасное, через которое «…душа в заветной лире мой прах переживет и тленья убежит». И дело моё останется в веках. Ну, вот, кажется, я размечтался, а надо ещё учить физику...

«Сочиняй мечты! Есть миллионы шансов, что скоро будет всё сбываться».

​